Последние новости
Пытаться описать музыку словами – всё равно, пытаться станцевать архитектуру. Но чтобы передать...
После того, как Universal поглотила несколько компаний, которым принадлежали мои записи, у меня...

Роберт Палмер: "Мне впору те же брюки, что и десять лет назад!"

Как бы вы описали свой следующий альбом «Drive»?

Пытаться описать музыку словами – всё равно, пытаться станцевать архитектуру. Но чтобы передать вкратце общее настроение пластинки я бы назвал её «сырой, блюзовой и фанковой». Меня пригласили участвовать в записи трибьют-альбома Роберту Джонсону (Robert Johnson) – впервые в жизни я делал нечто подобное. Я вообще непривычен к блюзу, я не вырос на этой музыке, но проект мне очень понравился. Затем я принял участие в ещё нескольких аналогичных проектах, много исследовал и понял, что могу идти в этом направлении. Звёзды сошлись, всё получилось как-то само собой, и я поймал себя на мысли, что хочу отправиться в студию записываться.

Записываться? Я читал, что работа над альбомом закончена.

Так и есть, но мы с моим сыном и сессионным гитаристом решили записать ещё парочку песен, и обратились к лейблу с просьбой это обеспечить в финансовом плане. Компания согласилась, и мы каждый вечер устраиваем трёхчасовые сессии. Всё идёт отлично. Вначале было около пятидесяти песен, и я думал «о как же это много». А потом я говорил «а давайте-ка запишем вот эту… и вот эту». Мне было интересно, много ли блюзовых вещей, которые ещё не имели каверов. Оказалось, таковых достаточно много. Я выбирал песни по лирической составляющей. Как обычно это бывает – последние записанные – всегда самые любимые. Эта работа ничего не завершает, она – это только продолжение.

У вас вышло две компиляции в этом году: «Best Of Both Worlds» и «At His Very Best» и в обе вошли песни из «Drive»

«Best Of Both Worlds»? ах, вы об американском двойном релизе. Это было другое. Всё дело в том, что компания Universal купила лейбл Polygram, который купил лейбл Island, которому принадлежали права на мои записи. Для остальных песен альбома, вроде «Some Like It Hot» от Power Station, мне пришлось получать лицензии. На это у меня тогда ушло около полугода. В этот раз мне был дан «зелёный свет». Американская команда лейбла хотела сделать полноценную антологию из около 40 песен, мне такая идея понравилась. Это целая история, и там действительно есть что рассказать. Главной целью было уделить внимание песням, которые были наиболее успешны в Англии, потому что многие американские хиты остались сравнительно неоценёнными в Европе.

Я слышал, что вы пили и курили перед выходом на сцену, чтобы «состарить» голос…

О, что за чушь... Это полный бред! Обычно, хотя не такое со мной лично не очень часто случается, кто-то выдумывает цитату, которая попадает в прессу – и пошло-поехало. Иногда доходит до абсурда! Какой-то идиот однажды напутал «голубоглазый соул» (также известный как «white soul» - «белый соул») и написал «белоглазый соул». Какого чёрта это значит, альбинос что ли!? И это потом печатали и перепечатывали! А ещё ходил слух, что против видеоклипа на «Addicted To Love» было создано целое женское движение. Оказалось, что это была просто какая-то женщина, чиркнувшая заметку в местную газетёнку. Я сначала думал, что это просто своеобразная шутка, но нет, всё печатали всерьёз. Сделали из мухи слона. Так что весь разговор об алкоголе и сигаретах для «старого голоса» - просто чушь. На самом деле в турне я ем салаты и пью воду, потому что не могу петь на полный желудок. А после концерта уже поздно – всё закрыто, а есть фастфуд я точно не буду. Теряешь килограммы, а потом, дома, снова их набираешь. Мне впору те же брюки, что и десять лет назад.

Оглядываясь на свою карьеру, какими моментами вы гордитесь, а какие моменты вы бы «смели под ковёр»?

«Vinegar Joe» я бы точно смёл бы под ковёр, но это было давно и неправда, я только начинал. А вот чем я по-настоящему горжусь – так это новой компиляцией. Думаю, это интересно – собрать на одном диске все знакомые и любимые песни, бывавшие в топ-10 в разное время.

Работа для вас

… то, что держит меня «на плаву», даёт мне толчок к развитию и вдохновляет меня.

Вас описывают как искушённого музыковеда. Что сейчас слушаете, от чего мурашки по коже?

Все работы Гонсало Рубалькабы (Gonzalez Rubalcaba) просто невероятны. Слушаю лучшее из Джанго Рейнхардта (Django Reinhardt) или ранние записи UFO. У Теренса Трента Д’Арби (Terence Trent D’Arby) (наст. Имя Сананда Франческо Майтрейя (Sananda Maitreya), вышел новый альбом, и он шикарен. Многое слишком малоизвестно, чтобы называть. Понимаете, я прихожу домой и вижу кучу сообщений вроде «запишите это, запишите то», и в этой массе попадаются настоящие самородки. У меня нет музыкальных предрассудков – я слушаю всю музыку, откуда бы она не была и кем бы не была исполнена. Мне не по душе только музыка из бродвейских шоу – слишком много напускного блеска, и мало сути. Я впитываю всю музыку, и если она хороша – то она хороша, в независимости от стилей и жанров.

Вы всегда были известны как экспериментатор. В вас ещё есть этот дух музыкальных экспериментов? Есть ли у вас «неформатные» идеи, которые вы держите себе потому, что они не подходят для рынка?

Да, я всегда их сдерживаю. Мои эксперименты – это картины на стене у меня дома. Моя цель – дарить людям музыку, но некоторые вещи подходят только для того, чтобы познать что-то новое. Это новое я использую для создания чего-то подходящего, интерпретирую для себя и своих слушателей. Например, использовать странные гармонии украинских народных певцов. Но это не повторение, а интерпретация, иначе нет смысла.

 

© Русскоязычный фан-сайт Роберта Палмера. Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Администрация сайта | Друзья сайта